20:40 

Без права на любовь

viki-san555
Без права на любовь.
Автор: viki-san
Беты (редакторы): MusicOfTheWind
Фэндом: Шерлок (BBC)
Пэйринг или персонажи: Себастьян Моран/Джон Ватсон
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Драма, Фэнтези, Фантастика, Мистика, Экшн (action), Психология, PWP
Предупреждения: Насилие, Изнасилование, Нецензурная лексика
Размер: планируется Миди, написано 24 страницы
Кол-во частей: 6
Статус: в процессе
Описание:
После смерти Джима Моран начинает постепенно сходить с ума. Чтобы спасти самого себя,Моран начинает искать выход из положения. Он решает сблизиться с Джоном и стать для него заменой Шерлока. Унизить Джона, раздавить и довести до самоубийства. Моран не понимает, зачем ему это надо. Но прожив некоторое время вместе с Джоном, Моран больше не желает расставаться с ним и разрушать их отношения. И он готов уничтожить любого, кто станет у него на пути.

Часть 1. Новый сосед.
Моран лежал на крыше, захлёбываясь воздухом и слезами. Дождь бил по лицу, холодный, как его злое отчаяние.
Его больше нет. Когда человек всегда рядом, ты не ценишь счастья его присутствия. Но когда он уходит, навсегда покидает этот мир, тебя бросает в холод и черноту. Этот холод похож на объятья; сначала он обвивает своим дыханием плечи, потом грудь и, наконец, замораживает сердце. И ничего не осталось от его ненавистного босса. Где его планы, невозможные проекты, запах дорогих духов?
Для шефа Моран всегда был полезной собакой, которой было многое позволено. Как хозяин с детской радостью позволяет псу лизать ему руки, так Мориарти удивлённо смеялся, когда Моран целовал и ласкал его. Как можно было пережить все ужасы войны и попасть в такую зависимость? Моран дважды пытался уйти, даже уезжал из страны. И каждый раз, приходя с временной работы домой, находил Джима в своей постели.
- Почему так долго? Я замёрз, - капризный тон и этот глубокий взгляд.
И он возвращался, чтобы снова убить ради своего хозяина. Пока Джим не покончил с собой у Морана на глазах. Соседняя крыша, прицел винтовки. Он ничего не успел сделать и выполнил приказ до конца. Шерлок ушёл в черноту за Мориарти, и Джон Ватсон остался жить. Тогда почему он каждый день проводит на этой проклятой крыше? Сейчас откроется дверь, и Джон выйдет из своей дома на Бейкер-Стрит. Он отправится на работу, вернётся поздно вечером и сядет у камина. Выпьет полбутылки вина и долго будет укачивать в руках пистолет. Но так и не решится. Моран понимал его как никто другой. Сколько раз он также укачивал в руках оружие и думал о Джиме? Сколько драк было в баре и поножовщин в подворотне? Даже пьяного, как свинья, Морана невозможно было застать врасплох. И весь это месяц он держал Джона на прицеле. У могилы Холмса, на улице, в его квартире. Что мешало Морану убить Ватсона? Только одно маленькое, незначительное для окружающих сходство. У них обоих ничего не осталось.
Моран убрал оружие в чехол и отправился в гостиницу за вещами. Он принял, пожалуй, самое безумное решение в своей жизни.
Джон вернулся домой в десять вечера. Точно, минута в минуту. Он слишком хорошо научился их считать. После смерти Шерлока время странным образом растянулось, стало похожим на клей или, скорее, на болото. Одна минута равна году, не меньше.
На работе Джон был максимально собранным и ответственным, пациенты даже просились на приём именно к нему. Но он перестал разговаривать с Сарой и вообще контактировать с людьми вне больницы. Джон был только на одном сеансе у психоаналитика. Что эта женщина с блокнотом может знать о его боли? Он же даже ничего не знает о своих душевных проблемах, своих личных демонах. Кто она такая, чтобы пытаться победить его бесов? Только они и остались в жизни Джона.
Он зарекался никогда не ходить на могилу к Шерлоку. Каждое воскресенье он приносил ему цветы. Он поклялся не возвращаться в их квартиру. И не возвращался. Пока ноги не начинали неметь от усталости. Он приходил домой и сидел в полумраке комнаты, не зажигая лампы. Держа в руках пистолет. Джон так и не смог решиться и проклинал себя за это. Может, Шерлок ждёт его там, в другом мире. Своего единственного, верного друга. А Джон никак не может преодолеть эту грань.
Джон вернулся в квартиру на Бейкер-стрит и замер на первой ступеньке лестницы. В гостиной горел свет. На секунду сердце в груди совершило чудовищный скачок, Джон ухватился побелевшими пальцами за стену. Но вышедшая из своей комнаты миссис Хадсон развеяла его безумные надежды.
- Нужно жить дальше, Джон, - она смотрела на него грустным и виноватым взглядом. - Я предложила мистеру Морану хорошую комнату, но он предпочёл спальню наверху.
Она была права, прошёл уже год. Нельзя жить в склепе.
- Всё в порядке, миссис Хадсон. Пойду, познакомлюсь.
Джон набрал в грудь побольше воздуха и бегом вбежал по ступенькам в гостиную. Если что-то в жизни должно измениться, пусть меняется быстро.
Он высокий, как и Шерлок. Но на этом их сходство заканчивается. Это так странно: все люди одинаковы и, при этом, поразительно различны. К своему удивлению Джон стал оценивать Морана по методу Шерлока. Натренированная фигура, военная выправка. Он либо служил в армии, либо охранник. Но охранники получают высокое жалование и могут позволить себе отдельное жильё. Значит, тоже отставной военный. Светлые, коротко стриженные волосы, волевое лицо и голубые глаза. Человек с тяжёлым характером, не привык уступать. Но при этом взгляд внимательный и тёплый. Красивые руки, длинные пальцы. Ногти ухоженные. Одет в тёмные узкие брюки и коричневую водолазку с высоким воротом. Одежда обтягивает его как вторая кожа. Ничего лишнего, ни одной мешающей детали. Всё просто и чётко, лаконично. Он уже изменил обстановку, убрал старые газеты и пробирки Шерлока в ящик. На столе появились шахматы, скрипка аккуратно убрана в шкаф. Полки в шкафу заполнены книгами. Небольшое фото в рамке - красивая женщина. На подоконнике лежит гитара. Запах дорогих сигарет.
- Мистер Джон, вы хорошо себя чувствуете? Я Себастьян Моран, ваш новый сосед. Извините, я тут немного похозяйничал, пока вас не было. Это ваш друг?
Моран взял с каминной полки череп и стал его внимательно рассматривать. Джона захлестнула ярость, но через секунду сменилась полным опустошением. Всё, теперь точно. Шерлока больше нет.
- Не мой, моего друга. Он недавно погиб, упал с крыши. Жил в вашей комнате. Нет, вы живёте в его комнате. Нет. Простите.
Джон рухнул в кресло и закрыл лицо руками. Моран ничего не сказал, он поставил череп на место и, взяв гитару, сел в другое кресло напротив Джона. Тихая мелодия наполнила комнату.
- Я понимаю. Простите, но у меня в жизни сейчас трудный период, и это жильё мне идеально подходит. Вы хотите что-то обо мне узнать? Соседям всегда лучше узнать друг о друге самое худшее.
Джон вцепился в подлокотники до боли в пальцах.
- Я отставной военврач Джон Ватсон. Работаю в больнице. Иногда пью, но это не доставит вам неудобств. Подолгу молчу, веду блог в Интернете. Ношу с собой оружие, пистолет. Пожалуй, это всё.
Моран усмехнулся, вырвав из гитары резкий, острый звук.
- Я тоже бывший военный. О работе моей вам знать не обязательно. Курю. Читаю книги, владею несколькими языками, так как люблю читать произведение в оригинале. Любимый иностранный язык - русский. Ношу с собой оружие. Пистолет и нож, иногда винтовку. Молчу по многу дней, но с удовольствием слушаю. Если вам нужно будет выговориться, я к вашим услугам. Вы играете в шахматы?
- К сожалению, нет. Никогда не пробовал.
- Очень жаль.
- А вы не расследуете преступления? Ну, может, если у вас есть разрешение на серьёзное оружие, вы работаете в разведке?
- Нет, никогда не пробовал.
Джон засмеялся, хохот рвался из тела, корча его в истерических конвульсиях. Моран бросил гитару и побежал на кухню. Вернувшись со стаканом воды, он выплеснул воду Джону в лицо.
- Простите. Обычно я адекватный человек.
- Хозяйка меня предупредила о том, что Шерлок был важен для вас. Я понимаю. Тоже недавно потерял лучшего друга.
Этот вечер тянулся так долго. Джон просто сидел в кресле, смотря в одну точку. Звук гитары, шелест книг, запах сигарет и винтовка. Спокойный, изучающий взгляд чуть прищуренных глаз. Шерлок предложил Джону войти в его жизнь, предупредив, что может быть опасно. Моран не предупреждал, он насквозь пропах опасностью. И он просто был тут. Кто же он такой на самом деле?

Часть 2. Сумасшествие совместного быта.
Прошла неделя. Моран лежал на диване и смотрел невидящим взглядом, как пылинки вычерчивают узоры, танцуя на свету. День яркий и солнечный, а они с Джоном не любят солнце. Оно вызывает дурные воспоминания. Они с Джоном? Моран усмехнулся, выпуская в потолок дым сигареты. Чёрт, план ведь был другим! Пожить тут пару дней и шлёпнуть несчастного Ватсона и глупую хозяйку. Моран всерьёз думал, что если вышибет мозги доктору, ему станет спокойнее жить. Он до конца отдаст долг Мориарти. Что же пошло не так?
На следующий день после переезда Моран зашёл в гостиную и обнаружил Джона, читающего газету, за столом у окна. На столе стояла порция завтрака на двоих. Ватсон ничего не сказал, положил газету, не глядя, налил в чашку кофе из кофейника и передал её Морану.
- Ты должен поесть, - нотки заботы в голосе доктора звучали так странно и приятно.
Моран спокойно сел за стол и взял кофе. Он наблюдал, как Джон намазывает тост вареньем и передает ему.
- Я не люблю клубничное.
Больше Моран ничего сказать не успел. Джон перегнулся через стол, его рука продолжала движение. Бутерброд просто оказался у шокированного Морана во рту. И тут Джон поднял взгляд. Судя по выражению его лица, он и сам был глубоко шокирован.
- Спасибо, - Моран забрал хлеб из онемевших пальцев, - я только хотел сказать, что не ем сладкое на завтрак.
Доктор встал и побежал на кухню. Он открыл холодную воду и стал методично натирать лицо. Моран просто рассматривал Джона. Джонни-бой, так его всегда называл Мориарти. Джонни, игрушка Шерлока. Его мальчик на побегушках. Нет, Джим ошибался. Джон сильнее, чем кажется на первый взгляд. Моран даже сомневался, что сможет сделать доктора в драке. И этот взгляд, сильный и в то же время тёплый.
- Неужели ваш друг так плохо питался, что ему приходилось еду запихивать в рот?
- Шерлок, - Джон прокашлялся, - был неординарным человеком. Мистер Моран, я думаю, мне нужно переехать. Иначе вы имеете полное право сдать меня в сумасшедший дом.
- Даже не собираюсь. Меня в вас всё устраивает. Просто, немого жаль, что я не Шерлок. Кстати, если помните, меня зовут Себастьян. Для друзей - Себ.
Джон ничего не сказал. Он ушёл на работу и вернулся за полночь, как тень прошмыгнул в свою спальню.
На другой день всё стало ещё интереснее. Моран обнаружил отсутствие задвижки на дверях в ванную и странные пятна на кафеле. Интересно, этот псих Холмс не проводил тут никаких вредоносных опытов? Моран опасливо забрался под душ. Стоило ему намылиться, и в ванну пулей влетел Джон. Он явно опаздывал на работу. Схватив зубную щётку, он выдавил на неё крем для бритья и стал ожесточённо чистить зубы. Через минуту его отвлекло два раздражителя. Осознание того, что с пастой что-то не так и крайне удивлённый Моран.
- С Шерлоком вы мылись вместе?
- Тьфу! Прошу прощения.
Джон бросился бежать, зацепился за коврик и с грохотом вывалился за дверь. Моран продолжил купание, его мысли текли неспешно, думал он о приятном. Наверное, Мориарти так же разрабатывал свои планы. Убийство - это слишком банально. И он, и Джон могли умереть в любой момент. Нет, Ватсон слишком интересный человек, чтобы погибнуть от пули. Моран его убьёт, но вначале он заставит доктора пересмотреть его отношения с Шерлоком. Он должен понять, кем он был для Холмса. Собачкой, как и Моран. Нужно приручить его, а потом с наслаждением поиграть с его жизнью. Можно и прикончить в конце игры. Моран усмехнулся. Раньше такое никогда бы не пришло ему в голову. Они с Джоном сходят с ума. Джон видит в нём Шерлока, а сам Моран пытается превратиться в Мориарти. Видит Шерлока? Хм, это интересно. Тогда, добрый доктор, можно стать для тебя Шерлоком. Моран стал вспоминать видеозаписи Мориарти и мысленно изучать Холмса.
Так и прошла эта неделя. Моран изображал Шерлока. Он наклонялся над сидящим в кресле Джоном и спрашивал его о блоге. Джон реагировал на это спокойно, хотя лично для Морана было бы непривычно чувствовать чужое дыхание на щеке. Теперь Моран сопровождал Джона в его ночных прогулках, но всегда шёл быстрее, вынуждая Джона за ним бежать. Моран ни черта не понимал в расследованиях, поэтому в квартире появились журналы с разными шарадами и кроссвордами. И наконец, он купил пальто. Такое же, как у Холмса. В первый раз, увидев его в пальто, Джон упал в обморок. И всё равно, слишком уж спокойно доктор на всё это реагировал. А Моран поймал себя на странной мысли. Всегда в его жизни были он и Джим. Всегда Моран и Мориарти. Никогда вместе. А сейчас он говорил «Мы с Джоном пойдём в бар?», «Мы разгадали этот дурацкий кроссворд!», «Мы ещё не завтракали». Этот эксперимент принимает очень странные формы. И кстати, Джон через час придёт с работы. Что у них на ужин?
В первый раз за этот год Джон шёл домой сразу после работы. Только с одним желанием. Он должен вывести на чистую воду негодяя Майкрофта! Это надо же, подослать к Джону психоаналитика! Да уж лучше женщина с блокнотом, чем этот тип с его методами шоковой терапии! Завтрак и последующие события в ванной были целиком и полностью виной Джона. Ему ночи напролёт снился Шерлок, он просто не мог сразу перейти от снов к реальности. Когда Моран в первый раз стремительно приблизился к Джону и стал всматриваться в экран ноутбука, Ватсон воспринял это как само собой разумеющееся. Подумаешь, человек спешит на свидание и хочет погоду посмотреть. Только эти наскоки стали регулярными! Моран читал новости, иногда садился на диван вплотную к Джону или на подлокотник кресла. Да, Шерлок ничего знать не хотел о границах личного пространства, но Моран на вид человек вполне адекватный. Иногда он казался Джону холоднее Шерлока, его он боялся расспрашивать о личной жизни. Моран точно не будет прижиматься к тебе и предлагать посмотреть комедию. Джон попробовал дать задний ход и проводить вечера у миссис Хадсон. Только нельзя же торчать у бедной женщины постоянно! Когда Себастьян стал притаскивать домой горы журналов с кроссвордами, шарадами и мучать ими Джона, подозрения слились в чёткие выводы. Майкрофт! Моран слишком умён, он работает на правительство! Аналитик или психолог. Холмс считает себя виноватым и пытается вернуть Джона к жизни. Ватсон попытался связаться с Майкрофтом, номер оказался заблокирован. Как же отозвать этого добермана?! Джон был уверен, совместные прогулки его доконают. Моран и так намного выше Джона и даже сильнее Шерлока, так что, стараясь быть Шерлоком, он развивал такую скорость, что Джону при желании и бежать было не нужно. Достаточно лететь по воздуху, ухватившись за воротник его куртки. А потом Моран купил себе пальто! Такое же, до последней пуговицы! Это не просто ужасно, это святотатство! Хоть эту кроху его памяти о Шерлоке можно было не трогать?!
Джон поднимался по лестнице с твёрдым желанием побить чёртового военного психолога. А лучше добыть у него номер телефона Майкрофта и при личной встрече хорошо ему врезать.
- Себастьян! Я вернулся!
Морана Джон обнаружил на кухне. Себ мог сколько угодно изображать Шерлока, но это бесполезно. У него слишком много индивидуальных качеств. Шерлок не умел играть на гитаре и редко курил. И он не мог так потрясающе готовить.
- Нужно поговорить, - Джон попытался предать голосу как можно больше уверенности.
- Конечно, - Моран выключил плиту и сел рядом с Джоном на диван. Вернее, он рухнул на Джона, а тот с трудом отклонился.
- Себ, я понимаю. Майкрофт желает мне только добра, - Джон запнулся. У Морана невероятно пронзительный, острый взгляд. А когда он ещё и копирует пристальный взгляд Шерлока, это ни с чем не сравнится. Как будто тебя скальпелем режут на куски. Разговор Джону не дал продолжить телефонный звонок. Звонил Лестрейд.
- Алло? Здравствуйте, инспектор, - Джон испытал огромное облегчение. Он не был уверен, что выйдет победителем из этого разговора. - Приехать в Скотланд-Ярд? Грегори, у меня вправду всё в порядке. По делу? Срочно? Хорошо, еду.
Джон выключил телефон и снова встретился взглядом со своим персональным кошмаром. Теперь светловолосым и голубоглазым.
- Можно с тобой? Не хочу смотреть бред по ящику, - Моран обезоруживающе улыбнулся.
Откуда берутся такие люди? Ему не нужно знакомиться с женщинами. Они сами ему на шею пачками вешаются! Так что за бред? Какое ему дело до этой ищейки Майкрофта? Но! Джон представил, как идёт к кабинету Лестрейда один и чувствует сочувственные взгляды в спину. Он хорошо помнит, как в их прошлую встречу Лестрейд долго хлопал его по плечу, а Андерсон сунул в карман странные таблетки. Не надо ему такого счастья.
- Поехали. Только одно условие, Себ. Ты наденешь куртку!
- Без проблем. А что не так?
Джон заскрипел зубами. Прикрыв глаза, он посчитал до десяти. Как обычно.

Часть 3. Задание Лестрейда.
Чёрное такси привезло их в Скотланд-Ярд. Джон двинулся к цели, чувствуя не то что беспокойство, но что-то довольно странное. Предвкушение, вот как бы он описал свои чувства. Моран неотступно следовал за ним. Как телохранитель. А может, это действительно так, и он зря злился на беднягу? Да, Шерлок и Мориарти мертвы, но у злого гения и странного консультирующего детектива в этом мире остались вполне даже живые друзья и враги. И у них могли возникнуть желания завершить дело Мориарти и убить друзей Шерлока. Может, Моран просто охраняет его более открыто, чем другие люди Майкрофта присматривают за Молли или Лестрейдом. Перед кабинетом Грегори их ждала вечная сладкая парочка, Андерсон и Донован. Взгляд Салли нельзя описать. В нём были сочувствие Джону, раздражение, удивление и шок. Особенно когда Моран улыбнулся и слегка поклонился, не замедляя шага. Шерлок был необычным, импульсивным, раздражающим. А Себастьян? Он опасен. Опасностью пропитано всё, начиная с улыбки и холодных голубых глаз и заканчивая последней кнопкой на дорогой кожаной куртке. Он правильно бы смотрелся за спиной известного политика или того же Мориарти. Но за спиной Джона, одетого в свои неизменные мягкие свитера, спокойного и тихого, он выглядел так же уместно, как тарантул на тарелке с цветочками.
- Мы к Лестрейду, - бросил Джон, не останавливаясь, - нас пригласили.
- А это кто? - ухмыльнулся Андерсон, он явно тупее своей любовницы. Салли мудро промолчала. - Замена Психу? Или его реинкарнация?
Джон сжал зубы, но ничего не сказал. Остановился Моран.
- Мистер Ватсон, может, мы задержимся на секундочку? Всего лишь секунда, мне не нужно больше времени. Я сверну ему шею очень аккуратно и быстро.
Андерсон попятился. Когда Моран говорил, ни одно его слово нельзя принять за шутку. Джон с ужасом понял, если этот отставной солдат получит разрешение на фатальную для Андерсона секундочку, он им воспользуется. Салли соображала быстрее всех: она побелела и, распахнув дверь, втолкнула их в кабинет Лестрейда. Джон понял, ни одного упоминания о Шерлоке, ни одного жестокого слова он больше не услышит. Только помощь, участие и поддержка. Всё же в обществе Себа есть свои большие плюсы.
- Кто это? - были первые слова Лестрейда.
Грег выглядел не лучшим образом. Он осунулся, под глазами залегли глубокие тени. После смерти Шерлока преступность Лондона явно правила бал.
- Друг. Снимает квартиру в моём доме. Он отставной военный.
- Себастьян Моран. Теперь мы с Джоном расследуем преступления, - Себастьян протянул руку для приветствия, Лестрейд с некоторым недоумением её пожал.
- Не знал, что вы продолжаете дело Шерлока. Но это и к лучшему, мне очень нужна ваша помощь.
- Я и сам не знал, - честно сказал обалдевший Джон, - так что за дело?
- В городе просто какой-то бич, такое ощущение, что бандиты растеряли последний ум. Массовые убийства, на мне висит уже двадцать смертей. Причина смерти только одна - полное её отсутствие. Человек дома пьёт чай, идёт по улице, едет в машине. И вдруг застывает со счастливой улыбкой на лице и падает замертво. Связь только одна: все погибшие пять лет назад ездили на научную конференцию в Австралию. Все учёные, но области изучения у всех разные. Все знали одного человека, Артура Дойла. Он занимался пять лет назад какой-то психологической дребеденью. А теперь живёт на немалое семейное наследство и ведёт в интернете сайт для чудиков. Взять его просто не за что, мужик точно не убийца. Тогда я определил его на роль следующей жертвы. А Диммок, ну вы его знаете, всё ещё считал его подозреваемым. В общем, вчера инспектор Диммок пропал. Исчез бесследно. Теперь я боюсь, что он был прав. Джон, моё предложение может показаться вам безумным. Мне нужны люди не из нашего ведомства, которые будут работать у подозреваемого в качестве телохранителей. Мы ему сообщили, что, возможно, он станет следующей жертвой. На самом деле вашей задачей будет вывести этого хмыря на чистую воду и найти хоть какие-то следы инспектора.
- Хорошо, почему я?
- Вот почему, Джон.
На стол лёг самый обычный конверт, из которого Лестрейд извлёк зубочистку. Тоже самую обыкновенную.
- Джон, я понимаю, как безумно это звучит. Я сам чуть не свихнулся. На этом конверте адрес подозреваемого, а отпечатки, Джон, они Шерлока.
Ватсон покачнулся, Себастьян расторопно подхватил его и опустил в кресло.
- Джон, эту посылку Шерлок мне мог отправить и до смерти, но других отпечатков тут нет. И я больше не могу рисковать своими людьми и, честно говоря, не доверяю им так, как тебе. Помоги мне боже, мне нужна ваша помощь. Не знаю, могу ли я вас просить. Ваша работа, ваша жизнь…
- Когда приступаем?
- Завтра, сегодня я подготовлю всё необходимое. Джон, ваш друг… Я его не знаю, но мне нужны два агента.
- Да я всегда готов, - улыбнулся Моран. - Приключения, это здорово! Хотя, что мне мешает быть агентом вашего подозреваемого? Шучу, мистер Лестрейд.
- Мистер Моран, на это могу ответить только одно. В жизни Джона вы появились очень вовремя.
Себастьян неплохо изучил Джона. Он всегда предпочитал побольше узнать о своих жертвах. Джим всегда отпускал ядовитые замечания по этому поводу. Он говорил, что Себастьян сексуальный маньяк, а смертельный выстрел из снайперской винтовки - это его оргазм. Может быть, Джим был прав: когда смотришь на человека через прицел - это очень интимно. Ни один вид убийства не может сравниться с этим мгновенным, почти вкрадчивым прикосновением пули, которую отправляет невидимый убийца. Себастьян изучил Джона до мелочей. Он знал, Джон не любит электрический свет, поэтому он почти всегда читал под светом настольной лампы. Он никогда не трогал сиротливо лежащий на столе лэптоп Джона и очень редко садился на диван в гостиной. Это воспоминания о Шерлоке Холмсе, кровоточащие воспоминания. Себастьян со странным удивлением стал замечать, что ревнует Джона к Шерлоку. Не на сексуальном уровне, нет. Физически Джон его привлекал, хотелось иногда связать дока или поставить раком. Но это скорее было желание доминирования, привитое ему Джимом. Моран с ним успешно справлялся. Просто Морану хотелось, чтобы Джон также говорил о нём, с такой же дрожью, с таким же страхом потери. Шерлок был богом Джона, которого даже смерть не могла сбросить с пьедестала. Сразу после поездки в Ярд Джон ушёл на работу договариваться об отпуске. Одно упоминание о Шерлоке, которое могло быть и хитрым ходом Лестрейда, заставило Джона бросить к чертям всё в своей жизни. Морану казалось, жизни без Шерлока для Джона вообще не существовало. Стоило доктору выйти из дома, Себастьян отправился к нему в комнату и тщательно перемешал и перепрятал все носки. Джону проще говорить, когда он занят делом. И Джон - носочный псих, все его носки должны лежать ровными, одинаковыми стопочками. Пока Джон будет отвлекаться на эти маленькие глупые кусочки ткани, Морану будет легче ему врать. Потом Моран достал из тайника в своей комнате большое фото Шерлока и Джона. И свой любимый армейский нож. Первым делом он отрезал Джона от Шерлока и спрятал половину фото в карман брюк. Потом стал спокойно, медленно и методично наносить удары по изображению Шерлока. Любой вид убийства помогал Морану чётче мыслить. Каковы шансы на то, что этот гадёныш жив? И если жив он, мог ли выжить Мориарти? И как его хозяин отнесётся к самовольному переезду? Согласится ли он отдать Джона Морану, использовать доктора как приманку для Шерлока? В любом случае, кто этот мужик, за которым они должны следить? Можно найти его сайт в интернете, но Моран не любил интернет. Проклятый электронный спрут всегда лжёт. Жертву лучше изучить при встрече. Услышав, как хлопнула дверь, Моран спрятал свои игрушки под матрас. Перед сном Морану ещё хотелось порвать остатки фото на мелкие кусочки и сжечь.
Джон вернулся. Он не стал ругать Морана за то, что тот залез к нему в шкаф и взял одну пару носков, так как все его носки в стирке. Он принял это спокойно, как что-то само собой разумеющееся. Джон занялся наведением порядка в своём маленьком безопасном мирке и заодно начал такой трудный и ожидаемый разговор.
- Себ, ммм, послушай, а почему ты сказал Лестрейду, что мы расследуем преступления?
- Ты говорил, Шерлок увлекался дедукцией. Я немного почитал об этом. И ты несколько раз говорил, что Шерлок интересовался работой Ярда и преступлениями. Не думаю, что он был жаден до сплетен. Или что он убийца. Значит, он был частным детективом и помогал Лестрейду. И мне показалось, ты скучаешь по вашим весёлым денькам. Вот я и подумал, что было бы неплохо попросить этого замученного типа нас подключить к делу. В конце концов, мы бывшие военные. Может, не настолько умные, как Шерлок Холмс, но под прикрытием поработать сможем. И мне было скучно. Ты ведь не против?
Из комнаты Джона раздался тихий всхлип. Моран победно улыбнулся. Изучив записи Мориарти, он постарался запомнить как можно больше нейтральных, бытовых фраз Шерлока. Стоило их повторить, и Джон почти полностью терял ориентацию во времени и пространстве, соглашался с любыми выводами. Иногда Морану было жаль Джона. Доктор Ватсон пережил все ужасы войны и был раздавлен стрессом от только одной смерти. Удивительная всё же вещь, психика. Моран охотился в городах, ему тяжело понять Джона. Подумаешь, одна смерть. Наверное, это и есть близость.
- А что насчёт Майкрофта? Ты его знаешь? Ты работаешь на него?
- Уже пять лет работаю на себя. Кто это, Джон? Начальник Лестрейда? Он сообщит нам подробности дела?
Моран знал Майкрофта. Мориарти предпочитал не связываться с ним, Моран тоже. Джон считает, что он работает на главную правительственную ищейку? Этим можно было бы воспользоваться, но Майкрофт может опровергнуть его историю. Истории значительно удобнее придумывать, когда все знающие правду уже мертвы. Так всегда говорил Мориарти.
- Джон, тебе помочь?
- Нет, нет. Я сам!
- Тогда ужин в холодильнике. Я спать.
Моран улыбнулся, услышав сосредоточенное сопение. Завтра, перед знакомством с боссом их переоденут. Они должны разыграть частных охранников, нанятых Лестрейдом. Интересно будет посмотреть на Джона в нормальной одежде. Иногда Морану просто хотелось подойти к доктору и разорвать в клочки очередной его дурацкий свитер.

Часть 4. Начало работы.
Лестрейд приехал рано утром и привёз всё необходимое. Документы, личные вещи. Напечатанные на бумаге истории жизни умилили Морана. Он представил себе, как агенты Скотланд-Ярда вечерами заучивают наизусть эти писульки. Вот поэтому этих наивных детишек так легко вычислить и убить. Джон свой листок читал внимательно и сосредоточено, он за любое дело именно так принимался. Сосредоточено, слегка нахмурившись, облизывая губы или прикусывая кончик карандаша. Интересно, а Шерлок заводился, когда Джон облизывал губы? Хотя вряд ли этот ходячий компьютер в привлекательной оболочке могло завести что-то, кроме очередной шутки Мориарти. Какого чёрта его шеф и сумасшедший детектив не стали любовниками, подходили друг другу идеально. А вот Морану больше бы подошёл такой человек, как Джон; вечно штормовой характер Мориарти мог кого угодно свести с ума. И да, Морана заводило то, как Джонни-бой грызёт карандаш.
- Что думаешь?
- Ерунда какая-то. Грег, я не понимаю половину пунктов. Какая разница, интересуют ли меня истории про привидений? Если честно, я боюсь таких вещей. Или вот этот пункт: «Я не люблю жареную рыбу». Какая разница, люблю я рыбу или нет? Или этот парень входит в тайную секту защитников трески?
- Понятия не имею, анкеты придумывают наши аналитики. Что скажете об основных данных? – Грег, по мнению Морана, вообще мало интересовался происходящим. Инспектор не спал несколько дней, это видно. Контакт с их диваном стал фатальным для мозга бедолаги, он засыпал сидя.
- Можно я? - Моран сложил свою историю жизни в самолётик и бросил в угол. - Артур Дойл - чудоковатый писатель романов о привидениях и создатель ещё более безумного сайта про параллельные миры. Утверждает, что весь наш мир пронзают параллельные вселенные. Что ад и рай - лишь другие миры, и при желании мы сами можем туда отправиться и забрать своих близких. Если кишка не тонка, ибо ад - он ад и есть, а рай - место, хорошо охраняемое так называемыми серафимами. Начинал свою карьеру как физик, и неплохой, но на той самой конференции был почти в открытую осмеян. Хотя, как утверждают его поклонники, предоставил фотографии рая, ада и многих других миров, в которые смог лично заглянуть. Сейчас больше не работает во славу науки, пишет мистические триллеры и неплохо этим зарабатывает. Хотя с состоянием, оставленным ему любящим папой, эти доходы не сравнить. Чего же он родителя с того света не достал?
- Себастьян! Не надо путать слова безумца и правду!
- Да, Джон, прости, я увлекся, - Моран улыбнулся своей фирменной успокаивающей улыбкой, изобретённой специально для Джона. Медленной, неторопливой, как и он сам. Противоположной быстрой улыбке Шерлока. Моран применял её очень редко, ему лишь пару раз удалось довести Джона до состояния, близкого к нападению. Да, он увлекся, не стоило втыкать нож в эту незаживающую рану. Мёртвых воскресить нельзя. Но даже этот бред, этот крошечный шанс не дал Джону уснуть сегодня ночью. Он вытащил Морана из постели и заставил почти до четырех утра рыть вместе с ним интернет-сайты. Он лично хотел убедиться в безумии Дойла.
- Мог он убить всех этих людей из мести? Ну, не знаю, может, полем каким, он же физик?
- Да, вполне. У него есть для этого знания и средства. В любом случае, нам с Джоном лучше взглянуть на подозреваемого. Вы привезли нам подходящую одежду, или мистер Дойл предпочитает неформальный стиль общения?
- Как раз наоборот, этот хмырь меня на порог пускать отказывался, пока я не надену чистую рубашку.

Джон в костюме выглядел потрясающе странно. Моран обычно носил чёрные водолазки вместо рубашек и для себя решил, что Джону тоже больше бы подошёл такой наряд. С одной стороны, темный цвет костюма выделил скулы и подчеркнул острый, умный взгляд. А с другой стороны, белая рубашка делала Ватсона похожим на клерка в какой-нибудь третьесортной фирме. Галстук стал для дока вообще непосильным испытанием. Похоже, скальпель, пистолет и клавиатура были для него более привычным социальным оружием.
- Позвольте помочь, Джон. Итак, давайте уточним план. Мы с Джоном назовём свои настоящие имена. Да, Грег, не спорьте. Мистер Дойл явно не простой человек: чтобы довериться нам, он должен узнать о нашей жизни как можно больше. Живя в его доме, мы будем работать каждый в своей нише. Я осмотрю дом, попытаюсь найти следы инспектора Диммока и оружие, которое могло бы убить человека без механического воздействия. В свою очередь Джон заберётся подозреваемому в душу, у него это получится. Мы выясним о нём всё, что только возможно. Может быть, его подставили. Вы согласны?
Моран спокойно выдержал два шокированных взгляда. Да, Мориарти всегда хвалил умение Морана выводить людей из себя за пять минут ничего не значащего разговора. Он это называл «бесконтактный удар в морду». Пару раз Моран имел удовольствие видеть своего гениального шефа с вот такими вот выпученными прекрасными глазами и отвисшей челюстью. Честно говоря, границы дозволенного Моран часто переходил неосознанно. Похоже, Шерлок не завязывал Джону галстук и не поправлял воротник рубашки. Дурак, упустил такую шикарную эротическую прелюдию, Мориарти обожал привычку Морана завязывать ему галстук, он никогда не знал, будут ли прикосновения телохранителя быстрыми и резкими, вкрадчивыми и нежными. Или он слегка его придушит. Лестрейд, а что Лестрейд? Да, Моран назвал его Грегом. Друзья его так называли, а ему хотелось быть другом этого милого парня. По крайней мере, до того момента, когда возникнет необходимость прострелить его не слишком умную голову. План Грега ему с самого начала не нравился, а у Джона не хватило бы природного таланта послать инспектора к чертям. Это только Шерлок общался методом вежливого и не очень посыла большего процента населения в места не столь отдалённые.
- Ну, так что, господа? Приступаем?

Джон смотрел, как мимо окон машины проносятся улицы, спешащие люди и витрины магазинов. Это бесконечное броуновское движение успокаивало его. Их ждал долгий путь, Артур Дойл жил в пригороде, в большом двухэтажном доме. Внешне Джон оставался спокойным, но в душе его бушевала буря эмоций. Артур Дойл и его теории, насколько они верны? И если это возможно, где искать друга? В том, что он будет искать, что преодолеет барьер миров Джон не сомневался. Вчера ночью Себ почти силой вырвал у него из рук распечатки текстов.
- Он шарлатан и лгун, Джон, - сказал тогда Себастьян. - Не смейте даже на секунду поверить в этот бред.
Тогда Джон вцепился в водолазку Морана и заплакал как ребёнок, ему так сильно захотелось поверить в этот единственный шанс. Не надо было этого делать, он явно перешёл границы добрососедских отношений. Хотя, может быть, Моран всегда помогает друзьям завязывать галстук. Шерлок вот регулярно брал его лептоп и не считал это чем-то необычным.
- Он попал в рай.
Джон вздрогнул и посмотрел на Морана, тот тоже отвернулся к окну, но вот что странно - он чувствовал эмоции Джона. Этот поразительный человек чем-то напоминал Джону спрута, холодные щупальца его поразительной интуиции проникали повсюду.
- Шерлок, он был хорошим человеком. Скорее всего, он попал в рай. Да, по законам веры все самоубийцы попадают в ад, но Шерлок, думаю, он заслужил райские кущи.
- Вы не знаете, каким он был, - сказал тихо Джон.
- Хорошим, - Себастьян уверенно кивнул, - иначе вы бы не любили его так сильно.
Джон устало вздохнул: почему он вынужден начинать этот разговор снова и снова? Даже после смерти Шерлока все в той или иной форме пытаются задавать тот же самый проклятый вопрос.
- Себ, я не гей. Мы с Шерлоком были просто хорошими друзьями.
- Я тоже не гей. И у меня тоже нет постоянной женщины. Вы, как и я, одиноки.
Голова Джона закружилась, ему срочно понадобилось прижаться лбом к холодному стеклу. И нащупать свой пистолет в кобуре под пиджаком. Этот телохранитель Майкрофта просто дьявол! Точно, он может читать мысли и испытывает непередаваемое наслаждение, разрывая людей изнутри на куски. Очень мелкие куски. Между тем Моран продолжал говорить.
- Чтобы любить, необязательно обладать, Джон. Секс и любовь - это разные вещи. Да, секс - важная часть любви, но вовсе не обязательная. Можно думать о человеке, можно быть рядом с ним, можно разделять его труд и увлечения, прикрывать его спину, убивать ради него, прикасаться к нему взглядом, пока он сидит в кресле и думает о своём. Можно ненавидеть его, злиться, впадать в ярость, жаждать его боли и одновременно от этой боли лечить. Можно не видеть человека годами и целовать лишь мыслью. Джон, если бы любовь сводилась к банальному траху, жизнь была бы чертовски скучной. Я никогда бы не позволил себе даже мысленно представить вас с другим мужчиной. Но Шерлока, Джон, вы страстно любили. Не отрицайте, я сам через это прошёл.
- Спасибо, - только и смог ответить Джон.
- На здоровье, - улыбнулся Моран. - Вы не против, если я закурю? Чертовски мерзкая погода.

Особняк Дойла совершенно не вязался с его работой. Джон представлял себе огромный, почерневший от времени двухэтажный дом, увитый плющом и хранящий страшные семейные тайны. Вместо этого их встретил светлый, сверкающий красотой современный шедевр из стекла и бетона. Газон перед домом аккуратно подстрижен, в центре газона - клумба с цветами и необычной статуей Микки Мауса, сотканной из ярких жёлтых и синих цветов. В таком доме мог бы жить бизнесмен, глава счастливого семейства, но никак не затворник. Артур Дойл и Лестрейд встретили их у дома (Грег выехал на час раньше).
- Приветствую, господа, - Дойл крепко пожал им руки. - Прошу вас, пройдёмте в дом. Сегодняшняя погода больше подходит для моих романов, чем для бесед. Страсть как хочу горячего чая.
Внешность Дойла вообще ввела Джона в лёгкий ступор. Полный, розовощёкий, пышущий здоровьем мужчина с широкой радушной улыбкой и блестящими пуговками карих глаз совершенно не походил ни на писателя ужасов, ни на безумного учёного, ни уж тем более на маньяка-убийцу. Одет этот любитель чистых рубашек был в тапочки с заячьими мордочками, явно не новые джинсы и майку с тем же Микки. Всю дорогу до гостиной они с Мораном хранили молчание и ни разу не улыбнулись. То есть старались вести себя как телохранители. Изнутри дом тоже был невероятным. Не было ни одного тёмного пятна, он весь был пропитан светом множества самых разнообразных ламп и светильников. Они стояли на полках, переливались светом в углах, играли бликами на потолках и даже стояли на полу. Все разной формы, размера и цвета, они превращали пол и потолок в невероятно красочную мозаику оттенков и бликов. Джону пришлось сравнение с душами. Да, как будто они помогли душам тех ярких цветов на клумбе перенестись сюда и радовать хозяина.
- Боитесь темноты? - спросил Джон.
- Люблю свет, - поднял палец хозяин дома, - это немного разные вещи. Тот, кто боится темноты, считает её сильнее света, так? Так. А я люблю свет, восхищаюсь светом и просто изгоняю тьму из своей жизни. А в своих романах учу людей, как правильно вести себя с темнотой. Лестрейд, не надо так тяжко вздыхать. В конце концов, ваши коллеги мой бред пока ещё не слышали.
В гостиной хозяин усадил их в теплые, темно-коричневые кресла и налил им чаю. Трещали дрова в камине, было тепло и уютно. Не хотелось вообще начинать никаких разговоров, хотелось просто поджать под себя ноги и вздремнуть.
- Я вам комнаты приготовил наверху, рядом с моей. Знаете, пока мои несчастные коллеги не начали отдавать богу души я и не задумывался о телохранителях. Какие у меня могут быть враги? Свои идеи я давно оставил, а у писателя дешёвых романов врагов нет. Даже не знаю, как мне себя с вами вести, ребята. Можно считать вас своими гостями?
- Скажите, инспектор Диммок к вам приходил?
- Инспектор Лестрейд, ваш друг меня не раз посещал. Я был ему несказанно рад, я вообще рад любым гостям. Я рассказал ему всё, что знал. В бытность свою гениальным двадцатилетним мальчишкой я открыл технологию зеркал, которая позволила мне лишь на несколько секунд заглянуть в другие миры. Я смог даже, рискуя жизнью, сделать парочку весьма паршивых фото. Они и сейчас висят в интернете. Это фото серафима-охранника, который лишь чудом меня не замочил и здания Собора в аду. Да, там тоже есть религия или нечто на неё похожее. В обоих случаях ваш покорный слуга едва ноги унёс живым. И что, когда я предоставил все данные на научной конференции, меня подняли на смех. Те учёные, которые погибли, были ко мне особенно жестоки. Уже в то время я исповедовал научный нигилизм, одевался, как хотел, и думал, как умел. Я уничтожил свой научный проект, а все данные переслал этим учёным. Если они такие умные, пусть дальше ведут эти разработки или подтираются ими в туалете. А я свои мысли передаю людям в форме художественных произведений, так намного проще.
- Так, - Джон потёр лицо. - Каковы шансы, что их убили ради получения этих данных?
- Нулевые. Если, конечно, вы не хотите выпить с дьяволом чашечку кофе или вытащить из-под его заботливого крылышка своего мафиозного босса, почившего от дружеской пули. Мистер Джон, наши правители и бандиты - люди исключительно земные. Чтобы получить с моих изысканий деньги, это дело надо ещё лет пятьдесят до ума доводить. В общем, инспектор Диммок меня покинул очень расстроенным. Ребята, мне, правда, жаль этого милого мальчика. Может, вы меня подключите к расследованию?
- Нет, - Лестрейд встал, - вы у нас сейчас возможная следующая жертва. Это ваши телохранители, они отвечают за вашу жизнь. Прошу вас, не делайте глупостей.
- Это он говорит человеку, который в компании поллароида лазил через зеркало в ад, - ухмыльнулся Дойл, почёсывая свой приличный живот.
Пока из этого разговора Джон понял лишь одно: Дойл явно что-то скрывает, такие вещи, такие жизненные проекты человек не бросит ради книжек. Остается только узнать, использовал он Диммока в своих сомнительных экспериментах или нет.



   

Sherlock BBC AU

главная